Ля-я-я-я-я!

А знаете ли вы, что камертон, по которому настраиваются симфонические оркестры, со временем звучит все выше? Название «камертон» пришло из тех времен, когда существовало строгое отличие музыки, звучащей в храмах и – в дворцовых залах, «камерах». Соответственно, для настройки существовал церковный тон и «камер-тон». Долгое время камертон не был единым. В XVII и XVIII веках в Германии он был ниже, чем в Италии, но выше, чем во Франции. Вивальди, поэтому, звучал выше, чем Бах.

Со временем музыка становилась все более интернациональной, но привести участников оркестра к единому знаменателю оказалось не так-то просто. Дело в том, что чем выше настройка, тем ярче и громче звук. Играть блистательно хотелось всем, да и  большие концертные залы требовали все большей силы звука.

Поэтому камертон со временем поднимался все выше. Число колебаний в секунду, соответствующее ноте «ля» первой октавы, росло от 380 герц в эпоху барокко, 430 – в пору классики, 438 – в эпоху романтизма и до 440 герц в наше время. Эта контрольная цифра принята в 1939 г. на международной конференции в Лондоне. Но и эту цифру уже превышают – в Вене она сейчас  составляет 445 герц. Инструменталисты, стремящиеся к насыщенному звуку, без труда могут повышать камертон и выше, но жалко певцов! Сопрано, например, должны брать все более высокие ноты, а уже сейчас им приходится петь классические партии на пределе возможностей.

Интересные факты: Д.Хоуп. Когда можно аплодировать?
Рубрики: Музыка

Фонограф против граммофона

А знаете ли вы, что изобретением первого звукозаписывающего аппарата мы обязаны Томасу Эдисону? Да-да, все тому же гениальному изобретателю лампочки и электрического стула. Однако превратить звукозапись в индустрию Эдисон не смог. И хотя именно он первым обратил внимание на меломанов как на целевую аудиторию, его конструкция фонографа, использовавшего валики, была нежизнеспособна. Валики практически не поддавались тиражированию. Певец мог петь одновременно максимум перед тремя рупорами – соответственно голос его записывался лишь на три валика (оркестровые номера правда можно было записать на все 10 валиков). Но представьте, если запись пользовалась популярностью, артисту приходилось несколько дней петь одно и то же, чтобы записать мало-мальски приличное количество валиков. Неэффективно.

А в индустрию звукозапись превратил «враг» Эдисона – Эмиль Берлинер, когда придумал записывать звук не на валики, а на диски, которые поддавались штамповке. Эдисон пытался бороться с изобретенными Берлинером граммофонами всеми возможными способами, и от отчаяния даже изобрел способ тиражирования валиков. Но до многотысячных тиражей пластинок валикам Эдисона было далеко. В 1913 году он признал свое поражение, а граммофонные пластинки начали триумфальное шествие по миру.

Источники: Гениальное просто. Изобретения полезные и просто приятные. ИД «Коммерсант».

©2009-2017 znaeteli.ru Использование материалов этого сайта разрешается только с согласия владельца.
Информер PR ТИЦ